пятница, 6 апреля 2012 г.

Почти Русалочка

У меня пропал голос. Ну, не то чтобы безвозвратно потерялся — просто я его отпустила, на время простуды (нечего ему со мной болеть, Голосам тоже нужны выходные).Вообще, ларингит моя любимая болезнь,чуть лишнего  мороженого съем,или вовремя душу не прикрою, — всё, пишите письма.




Причём в буквальном смысле,буквами на бумаге...особенно прикольно это было во время моей работы операционной медсестрой,когда вербальная связь с хирургом жизненно необходима трём сторонам,то есть мне, хирургу и собссно пациенту. Стоишь такая, вся помытая*,стол накрываешь (операционный,а не тот,что вы подумали),а сказать ничего не можешь.(Как в сказке про Русалочку — она-то, дурочка,голосок свой отдала,чтобы быть с принцем...а он, козёл прынц этот,её,Русалочку, так и не выбрал, просто потому, что она не та....ну, ладно,я щас не об этом.)
И под рёбра никого толкнуть нельзя — мол,я сегодня не говорящая,смотри на меня,я расскажу тебе на пальцах, — потому что ручки-то вот они,в стерильных перчаточках, только и смотри,чтобы ничего лишнего не хапнуть...ну вот я и стучала зажимом об зажим, или об стол,или куда придётся... почти что  выучила азбуку Морзе и язык глухих, но напрасно — хирургов в их университетах другим чудесам обучают...
1333746392_me_005 (700x467, 62Kb)
Ну да ладно,бог с ними,с хирургами и зажимами. Сегодня у меня другая работа, другие люди вокруг, но ларингит — это моё,это всегда пожалуйста!
Я только одного не пойму — они что, все сговорились,что ли? И покупатели, и торговые агенты — все,услышав,что я сегодня шиплю,как гремучая змея после очередной линьки,тоже переходят на шепот! Издеваются,не иначе...

*помыться на операцию — провести асептическую обработку рук и облачиться в стерильные маску,халат и перчатки.