среда, 16 января 2013 г.

Смоковница

   Есть у меня, кроме пряжи, ещё один пунктик, который постоянно будоражит мой мозХ и не даёт расслабиться в плане работы.
Это парфюм.

В раннем детстве я  любила смотреть, как моя тётушка, в то время молодая и цветущая женщина, прихорашивалась перед огромным , как мне тогда казалось, зеркалом в коридоре. Пудра, немного туши "Луи Филипп" и морковная помада с невероятно вкусным клубничным ароматом (кстати,я её куснула всё-таки, когда мы в поезде ехали на море и косметичка тёти осталась без присмотра. На вкус помада оказалась не настолько приятной, как запах. :)) И в завершении всего— капелька духов. Обязательно. Она аккуратно открывала коробочку с флакончиком, внутри устланную тёмно-синим бархатом, извлекала оттуда, как из  шкатулки драгоценность, пузырёк, и вынимала пробку. Чуть-чуть на шею, один мазок в яремную впадинку, и на правое запястье. Потом тщательно закупоривала флакончик, завязывала ленточку и укладывала его обратно в коробочку.


Я так чётко помню всё это, что иногда мне кажется, что времени не существует, что мы просто переходим из одной реальности в другую, а всё пережитое остаётся неизменным, стоит только вернуться...знать бы как!

Да, всё это детские впечатления, самые сильные и запоминающиеся. Помните, как у Цветаевой," Сорока семи лет от роду скажу, что все, что мне суждено было узнать, — узнала до семи лет, а все последующие сорок — осознавала." Вот и я так же, осознаю.
Так вот, мне очень нравились тётушкины духи. Я не помню названия, что-то на "А", золотистый колпачок, бежевая (или цвета слоновой кости) коробочка. Но запах! Даже не запах, шлейф! Это просто вынос мозга. Нежный,с кислинкой, а в основе пудровый и обволакивающий, как шёлковый шарф.

Прошло много лет, разные духи и дУхи мне встречались, но ни разу я не чувствовала отклика своего внутреннего Я —  да, этот парфюм НАШ. Вот ни разу.
Все эти Барберри, Живанши, Дольче с Габбаной при первой встрече выглядели джентльменами. До "первого раза". После более близкого знакомства всё их благородство куда-то улетучивалось, и на коже оставались какие-то вызывающие, крикливые нотки, отдающие если не дешёвкой, то "на ком-то я это уже видела" точно. И вся эта армия недопитых флаконов отправлялась к новым хозяйкам — сёстрам, подругам. А я оставалась ни с чем. Даже Acqua Di Parma Iris Nobile меня не впечатлил. Потом был Escentric Molecules Molecules 01 (Black, Limited Edition),Escentric Molecules Escentric 01( мой любимый уни из "Эксцентриков"), но всё это великолепие как-то не радовало мой противный нос.

И вот однажды, просматривая каталог парфюмерии, я обратила внимание на Шанель, с интересным названием "Sycomore" ("Смоковница"). Но поскольку цена кусалась, я уболтала подругу,тоже любительницу нишевой парфюмерии, взять этот флакон на двоих,попробовать. Брали, по сути, кота в мешке, исключительно по описанию (к слову, к остальным "Шанелькам" я отношусь довольно прохладно, и пресловутый 5-ый номер меня не впечатляет), потому что в  нашем местном "Броккарде" протестировать парфюм не удалось. Его там просто нет.
Вот если б я раньше знала, какой ошемляющей аристократичностью открываются ноты сердца, а потом и базы в этом шедевре, я бы ни за что не стала бы отливать пол-флакона Ирке! Ни За Что! Я бы исхитрилась, не ела -не пила-не спала ,но оставила бы весь флакон себе! Ну да ладно, чё уж...

В общем, мои впечатления от первой встречи. 
С первых секунд резкий табак, бергамот и амброксан, весьма крепкий и даже ближе к мужскому, аромат. Затем робко прорезывается фиалка с какими-то тонкими вишнево-грейпфрутовыми нотками, ну чисто Captain Black Sweet! А за ней, через несколько мгновений, розовые перчёные нотки, которые нежно сглаживают начальные аккорды.
Но самое интересное начинается через 6-8 часов. Когда от верхушки и сердца почти не остаётся и следа, наступает черед моего любимого сандала. В связке с ним мощно звучат кипарис и ветивер, и конечно же, мускус. Аромат играет на моей коже более 12 часов, то усиливаясь, то затихая пудровой дымкой. В нём присутствует какая- то необъяснимая загадочность, Сикомор как будто разговаривает с твоей душой о чём-то своём, на только им известном птичьем языке.
Хочется вдыхать и вдыхать это сильное и нежное великолепие, которое уносит меня в детство, туда, где я ещё знала, о чём говорят деревья...